Профилактика онкозаболеваний

Новый массив полученных данных о генетике и молекулярных основах канцерогенеза значительно изменил подход к профилактике рака. Считается, что для многих солидных опухолей существует средняя задержка, по крайней мере, в 20 лет между возникновением первой раковой клетки и началом терминальной стадии метастатической болезни. Так как каждый год в мире диагностируется приблизительно 14,1 миллионов новых случаев рака и, в сумме, за двадцать лет это дает до 280 миллионов носителей смертельных раковых образований. В то же время, от одной трети до половины всех смертей от рака можно избежать комбинацией первичной профилактики, раннего обнаружения и доступа к эффективному лечению, то есть, до 140 миллионов случаев. Эта огромная цифра подчеркивает исключительную важность проведения профилактических мероприятий на всех уровнях.

Прежде всего, профилактика рака помогает уменьшить заболеваемость и смертность за счет изменения модифицируемых факторов, а также за счет уменьшения воздействия немодифицируемых факторов, способствующих раку.

В целом, профилактика онкозаболеваний подразумевает системный подход, включающий первичную (доклиническую), вторичную (клиническую), а также третичную (противорецидивную) профилактику рака.

Первичная профилактика

Позволяет уменьшить вероятность возникновения и развития предопухолевой патологии. 

Модифицируемые факторы, влияющие на уровень риска.

Снижение риска возникновения онкологических заболеваний возможно за счет устранения, ослабления или нейтрализации воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды, модификации образа жизни, а также путем повышения устойчивости организма. Наиболее явственным, очень действенным способом снижения рисков является отказ от курения, поскольку, более 20% всех смертельных случаев от рака во всем мире каждый год связаны с ним напрямую (прежде всего, имеется в виду рак легких, но курящий также увеличивает риск раковых образований в гортани, полости рта, на губах, в полости носа, в пищеводе, в мочевом пузыре, в почках, желудке, печени и многих других местах). Отказ от курения может значительно уменьшает риск развития рака, начиная уже с первого года от момента отказа, добавляя до 9 лет жизни. Особенно значительны результаты, если человек бросает курить до наступления 40 лет.

Следующий, достаточно просто модифицируемый фактор риска – низкая физическая активность. Избыточное питание, низкая физическая активность, эндокринные нарушения приводят к лишнему весу, что повышает риски развития рака как для лиц среднего и старшего возраста, так и для молодых, причем, и в целом, так и отдельных органов.

Нарушения времени отхода ко сну и продолжительности сна очень важны, так как жаворонки менее  подвержены онкозаболеваниям, нежели совы. Кроме того, достаточная продолжительность сна также играет важную роль для сохранения способности организма бороться с раковыми клетками.

Такие факторы, как ограничение количества половых партнеров, особенно, на фоне курения, употребления алкоголя или наркотиков, жизнь в семье и стабильный половой партнер ассоциированы с низкой частотой инфицированности ВПЧ (HPV), и, соответственно, риска развития рака шейки матки.

Правильное питание с соблюдение оптимальных объемов и калорийности напрямую влияет на продолжительность жизни, что обусловлено, преимущественно, двумя факторами: замедлением эпигенетического дрейфа (увеличением метилирования ДНК) и изменениями иммунитета, приводящими к снижению уровня эндогенного воспаления.

Достаточный объем клетчатки снижает риск рака молочной железы.

Безусловно, по мере получения новой информации о питании, диетические рекомендации могут меняться. Все рекомендации, принятые на сегодня в качестве основополагающих, можно прочесть в гайдлайне на 2015-2020 годы.

В некоторых продуктах риск содержания канцерогенов может быть слишком высоким, поэтому, необходимо осознанно подходить к их выбору, стараясь минимизировать потребление канцерогенов с пищей и водой. Прежде всего, к высокорисковым относятся вяленое, копченое мясо, мясные консервы, маринованные овощи, собираемые в лесах грибы. Также, желательно внимательно изучать маркировку приобретаемых продуктов. Пищевые добавки с Е-470 по Е-495 ведут к онкозаболеваниям ЖКТ, а антиокислители с Е-300 по Е-312, Е-320 по Е-321 и пищевые красители с Е-100 по Е-180, Е-579 и Е-585 повышают риск злокачественных опухолей ЖКТ, печени, почек и других органов. Опасны хлорированная питьевая вода, жареная пища. алкоголь. Хотя, сам по себе алкоголь не содержит канцерогены, он может активизировать синтез уже имеющихся в организме канцерогенов, ослабить усвояемость витаминов и снизить иммунитет в общем, что снижает способности организма бороться с канцерогенами.

Плесневелая еда может содержать канцерогенные микотоксины, не разрушаемые при кулинарной обработке. Разновидность микотоксинов, афлатоксины – могут вызывать рак печени, почки и толстой кишки. Избыточное потребление поваренной соли повышает риск рака желудка и мочевого пузыря. Поэтому лучше минимизировать количество соли в пище, а также добавлять соль в уже готовое блюдо.

Мы должны максимально уменьшать воздействие на организм профессиональных вредностей, имеющих канцерогенный потенциал. Так, онкологические заболевания кожи чаще возникают при длительном воздействии ионизирующего излучения, при контакте с каменноугольными смолами и пеками, минеральными маслами, сажей, мышьяком, при работе на производствах по газификации угля, производству кокса. Онкологические заболевания органов дыхания (носа, гортани и легких) и желудка чаще возникают у работников пылевых профессий при длительном контакте с никелем, хромом, асбестом, мышьяком, продуктами переработки нефти и каменноугольной смолы, при работе с пестицидами. У работников асбестовой промышленности также часто возникают мезотелиомы плевры и рак желудка. Никель также вызывает новообразования из клеток решетчатых костей.

Длительное воздействие амино- и нитросоединений бензола и его гомологов, применяемых в самых различных отраслях промышленности как исходный материал для получения, например, органических красителей, искусственных смол, взрывчатых веществ, как компонент процессов для изготовления лекарственных препаратов, инсектицидов, в качестве добавки к моторному топливу,  для изготовления пластмасс и др., достаточно часто вызывает развитие рака мочевого пузыря, склонного к кровотечениям и метастазам. Реже возникают крупноклеточные или смешанно-клеточные саркомы мочевого пузыря.

Онкологические заболевания костей в виде сарком  часты при длительной работе с ураном, торием, радоном, радием, стронцием.

Онкологические заболевания системы крови, чаще, острый лейкоз или хронический миелолейкоз относительно часто возникают у лиц, длительное время контактировавших с хлорорганическими пестицидами, электромагнитным излучением низкочастотного диапазона, этилендиоксидом, ароматическими углеводородами, а также с ионизирующей радиацией.

Онкологические заболевания печени в виде ангиосаркомы или рака могут развиваться у лиц, длительное время имевших контакт с винилхлоридом, поливинилхлоридом, мышьяксодержащими гербицидами, афлатоксинами гриба Aspergillus flavus.

В качестве профилактики развития злокачественных новообразований при профессиональных вредностях выступает, прежде всего, использование средств, физически защищающих от воздействия химических средств или ионизирующего излучения и на минимизацию времени возможного контакта с ними, а также проведение периодических медосмотров, чаще всего, 1 раз в год.

Правильное чередование периодов активности и отдыха в процессе работы дает возможность избежать возникновения или уменьшить влияние возникающего оксидативного стресса, способствующего канцерогенезу.

В настоящее время, далеко не всегда во время работы существует возможность организации правильного питания, что связано либо с особенностями работы, либо с личностными характеристиками человека. Чаще это проявляется в невозможности приема пищи в рабочее время, что способствует длительным перерывам с последующим перееданием. Дополнительным фактором риска выступает перенос приема пищи на вечернее время, что способствует синергетическому эффекту,  усиливая риски канцерогенеза.

Необходимо избегать работы ночью без возможности сна. Когда человек долго находится в ярко освещенном помещении ночью, например, во время ночной смены на работе, либо во время бессонницы, а также во время работы ночью с компьютером или смартфоном нарушается выработка мелатонина и вероятность развития рака возрастает.

Важным, но не всегда легко модифицируемым фактором риска является дыхание загрязненным воздухом. Особенно актуальна эта проблема для больших городов. Большое количество автомобилей и выбросы промпредприятий приводят к возникновению взвеси в атмосфере частиц с размером до 2,5 микрон, являющихся канцерогенами. Чаще всего, такие канцерогены способствуют возникновению рака легких и рака мочевого пузыря. Безусловно, можно переселиться в местность с более чистой атмосферой, однако, для лиц, работающих и имеющих жилье в городе, это не всегда просто, поскольку, придется согласиться со снижением доступности многих благ цивилизации, таких, как театр, кино, супермаркеты, большой круг общения, большая доступность медицинской помощи и т.п., правда, получив взамен кое-что другое – чистый воздух, единение с природой, несуетность.

Работа с психологом может помочь избавлению от страхов заболеть, обследоваться, лечиться и, соответственно, позволит вовремя пройти обследование и спасти жизнь.

Химиопрофилактика 

Это длительный прием веществ с антиканцерогенными свойствами, что позволяет предотвратить возникновение злокачественной опухоли у определенного человека. Фактически, она проводится здоровым людям: тем, кто переживает по поводу возникновения, либо тем, кто входит в группу риска заболевания той или иной опухолью.

Важными характеристиками таких средств являются доказанная эффективность и низкая токсичность. Фактор стоимости играет значительную роль, поскольку  ее снижение позволяет охватить химиопрофилактикой относительно большее количество людей, ведь превентивные средства должны применяться достаточно длительное время – месяцы и годы. 

К достаточно известным и наиболее исследованным средствам онкопревенции относятся нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) и ингибиторы циклооксигеназы (СОХ). Еще в 1983 году появилось первое сообщение о случае регрессии аденоматозных полипов прямой кишки у боль­ного семейным аденоматозным полипозом толстого кишечника, который длительно принимал индометацин и сулиндак по поводу болей в суставах.

Позже, о подобных результатах сообщалось неоднократно, в том числе о возможной способности НПВС снижать риск возникновения рака пищевода и рака под­желудочной железы.

Мета-анализ данных 44 рандомизированных контролируемых исследований эффективности аспирина для профилактики колоректального рака (КРР) установил, что при средней продолжительности наблюдения равной 23 годам, число больных с вновь диагностированным КРР уменьшилось в результате приема аспирина на 26% по сравнению с людьми, не принимавшими аспирин.

Считается, что механизм терапевтического действия НПВС связан с ингибированием ферментов циклооксигеназ (СОХ-1 и СОХ-2) и снижением общего уровня эндогенного воспаления в организме, в то время, как гиперэкспрессия СОХ-2 обнаружена при ряде предраковых заболеваний (актинический кера­тоз, гиперплазия ПЖ и др.) Кроме того, регулярный прием аспирина снижает уровень эстрогена в крови на 12-15%, возможно в результате подавления активность ароматазы, что приводит к уменьшению частоты возникновения рака молочной железы.

Поскольку, длительный прием нестероидных противовоспалительных средств может сопровождаться побочными действиями вследствие повреждения слизистой желудочно-кишечного тракта, был разработан селективный ингибитор СОХ-2 целекоксиб, однако, его применение может сопровождаться тромбообразованием, что требует контроля свертывающей системы крови. В 1999 году целекоксиб (целебрекс) был зарегистрирован FDA США с разрешением его применения у больных семейным полипозом толстой кишки в допол­нение к оперативному лечению.

Было проведено несколько крупных эпидемиологических исследований, в которых сравнивали группы больных раком и группы людей, не имеющие каких-либо опухолей.

В результате, были получены данные, что в контрольных группах оказалось существенно больше людей, принимавших по поводу различных заболеваний аспирин, другие НПВС или целекоксиб, чем в группах онко­логических больных. Проведенные расчеты показали, что регулярный прием этих препаратов снизил вероятность заболеть колоректальным раком более чем на 65%, раком легкого (РЛ) на 60%, раком молочной железы на 50-70%.

Обобщенный анализ результатов 91 аналогичного эпидемиологического исследования показал, что приме­нение НПВС и ингибиторов СОХ-2 существенно снижа­ет вероятность заболевания также раком предстательной железы, пищевода, желудка, яичников. Необходимо иметь в виду, что эти эффекты отмечаются только при длительном (5 и более лет) приеме НПВС и коррелируют с его дли­тельностью.

В эпидемиологичес­ком исследовании с дизайном «случай-контроль», обна­ружено, что у людей, длительно (более 5 лет) принимав­ших НПВС, значительно реже развивается плоскокле­точный рак кожи, чем у людей, не получавших эти пре­параты (Butler, 2005). В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом клиническом исследо­вании, в которым оценивалась эффективность целекоксиба в предупреждении немеланомных опухолей кожи, установлено, что после 11-месячного приема целекоксиба число выявленных случаев плоскоклеточного рака было на 58%, а базалиомы на 60% меньше, чем в группе контроля (р=0,032).

Поскольку, рак молочной железы является самым распространенным раковым заболеванием среди женщин во всем мире – на него приходится 16% всех случаев заболевания раком среди женщин, важность профилактических мер в отношении его развития чрезвычайно важна.

На сегодня, в качестве профилактических агентов приняты ингибиторы ароматазы, как антиэстрогены, чаще всего, это тамоксифен и ралоксифен.

Наиболее крупное исследование на эту тему, включавшее более 13 000 женщин, проведено в США. Спустя 7 лет после окончания 5-летнего приема тамоксифена обнаружено, что частота возникновения инвазивного РМЖ у получав­ших тамоксифен была на 45% меньше по сравнению с аналогичными женщинами в группе плацебо, а неинва­зивного рака на 37% меньше. Отмечено, что эффект со­хранялся и после прекращения приема тамоксифена.

Также, после 8-летнего наблюдения установлено, что применение ралоксифена на 66% сни­зило число случаев инвазивного РМЖ, при этом к мо­менту включения в исследование высокий риск РМЖ прогнозировался у 52,9% женщин в группе плацебо и 54,4% в группе ралоксифена. В специальном сравнительном исследовании, в кото­ром участвовало более 200 клиник Северной Америки, и было включено 19 747 женщин в постменопаузальном возрасте, имевших повышенный риск РМЖ, установле­но, что превентивная эффективность тамоксифена и ра­локсифена примерно одинаковы.

В качестве осложнений отмечено, что у принимавших тамоксифен чаще развивался рак эн­дометрия и чаще возникали тромбоэмболические ослож­нения, а лечение ралоксифеном редко, но сопровождалось раз­витием катаракты с необходимостью хирургического лечения этого заболевания. Хотя, в целом, среди всех па­циенток, участвующих в исследовании, эти случаи были малочисленными. Общее мнение, сложившееся при обсуждении результатов, заключалось в том, что при выборе препаратов необходим индивидуальный подход, учет дополнительных факторов, в том числе, эко­номических, учитывая разницу в стоимости этих ле­карств. В США оба препарата разрешены в качестве средств профилактики рака молочной железы.

Существует точка зрения, согласно которой возникновение рака предстательной железы (РПЖ) ассоциировано с повышенной активнос­тью 5а-редуктазы 2-го типа и связанным с этим увеличе­нием продукции дигидротестостерона. Подтверждением этой гипотезы считают отсутствие гиперплазии и РПЖ у мужчин с генетическим (наследственным) дефицитом фермента.

Мета-анализ 9 исследований подтвердил эффективность фенестерида для химиопрофилактики РПЖ. При приеме препарата в течение 4 и более лет от­мечено снижение риска возникновения опухоли в сред­нем на 26%. Этот эффект наблюдался только среди муж­чин с исходным уровнем ПСА в крови <4 нг/мл.

Витамины также могут иметь онкопротекторный эффект. Например, в рет­роспективном эпидемиологическом исследовании уста­новили, что низкое потребление витамина Е увеличива­ет риск возникновения РПЖ. Зарегистрирова­но уменьшение частоты возникновения РПЖ у мужчин, принимавших витамин Е, по сравнению с мужчинами в группе плацебо. Частота РПЖ среди принимавших а-токоферол уменьшилась на 32%, а смертность на 41% по сравнению с группой, не получавших а-токоферол.

Способность витамина Е уменьшать заболеваемость РПЖ неоднократно подтверждалась в последующих эпи­демиологических исследованиях. В то же время в ряде исследований такого эффекта от приема витамина Е дополнительно к получаемому с пищевыми продуктами не отмечено.

Необходимо отметить, что обобщенный анализ результатов 47 исследований (180 998 участников) прием в-каротина, витамина А и витамина Е привел к небольшому, но статистически дос­товерному увеличению смертности от разных причин, что свидетельствует о необходимости персонифицированного подхода к назначению онкопревентивных препаратов.

Что касается повышенного риска возникновения рака предстательной железы при наличии такого заболевания у родственников, отмечена тенденция к сниже­нию риска в зависимости от количества потребляе­мого ликопина и при потреблении очень больших количеств сырых томатов и содержащих томаты кули­нарных изделий. Аналогичные результаты получены и в отношении других опухолей. В то же время, FDA пришел к зак­лючению, что нет заслуживающих доверия результатов, которые указывали бы на возможность снижения с по­мощью ликопина или повышенного потребления тома­тов риска возникновения злокачественных опухолей.

Полученные эпидемиологические данные показывают на различия в заболеваемости злокачественными опухолями, у групп людей с различиями в употреб­лении растительных продуктов, содержащих полифено­лы, такие, как катехины зе­леного чая, изофлавоны сои, куркумин.

Большинство полученных данных противоречивы. Например, в 2009 году были представлены результаты обобщен­ного анализа данных 51 эпидемиологического исследо­вания, включивших около 1,6 миллиона человек. Авторы, в итоге, пришли к заключению, что пока нет достаточных и убедитель­ных оснований для выдачи рекомендаций по примене­нию экстракта зеленого чая в химиопрофилактике рака.

В то же время, в рандомизированном исследовании, включившем 136 больных колоректальными аденомами, показано, что употребление экстракта зеленого чая (ежедневно в течение 12 ме­сяцев по 1,5 гр. сухих листьев), начатое через 1 год после эндоскопической полипэктомии, снизило число мета­хронных аденом с 31% в контроле (не употребляли зеленый чай), до 15%.

Осторожные оценки говорят, что применение зеленого чая может предупредить возникновение рака предстательной железы на фоне предопухолевых состояний. В небольшом (60 пациентов) двойном-слепом исследовании, показано, что прием катехинов зеленого чая в течение 1 года (в кап­сулах по 600 мг в день) снизил возникновение РПЖ на фоне интраэпителиальной неоплазии в 10 раз – с 30% до 3%.

В  Японии и Китае, сравнительно с европейскими странами и США отмечается более низкая заболеваемость раком молочной железы и раком предстательной железы. Некоторые авторы объясняют это, в частности, особенностями традиционной диеты для  этих стран, в которой имеется относительно увеличенное количество продуктов из сои. Например, в одном из исследований, проведенных в Японии, отмечалось почти 50%-е снижение риска РМЖ. Что же лежит в основе получаемых данных? Дело в том, что соя богата изофлавонами с эстрогено­подобной активностью (фитоэстрогены) и оказывающими как эстрогенное, так и антиэстрогенное действие. Основной изофлавон сои – гинестеин имеет высокую антиокси­дантную активность, а также снижает уровень эстрадиола в крови, регулирует активность генов, участвующих в кон­троле клеточной пролиферации, клеточного цикла, апоп­тоза, онкогенеза, внутриклеточных сигнальных путей. Считается, что гинестеин перспективен для химиопро­филактики гормонально-зависимых опухолей. В то же время имеются некоторые экспериментальные данные, указываю­щие на промотирующую возникновение рака активность изофлавонов сои.

Внимание врачей привлекает растительный полифенол – куркумин, получаемый из корней растения куркумы. В мире выполнено значительное число исследований по изучению биоактивности и механизмов дей­ствия куркумина. В опытах как in vitro, так и in vivo установлено, что куркумин влияет на клеточный цикл, индуцирует апоптоз, усиливает детоксикацию ряда канцерогенов, препятству­ет развитию разных опухолей. Антипролиферативный эффект куркумина был выявлен в экспериментальных моделях рака у животных. Например, в модели колоректального рака у мышей при внутрибрюшинном введении куркумина в сравнении с плацебо показано увеличение продолжительности жизни и снижение скорости роста опухолей. Куркумин является также природным ингибитором СОХ-2 и поэтому, по аналогии с целекоксибом, может оказаться эффективным при лечении семейного аденоматозного полипоза. Однако в отличие от целококсиба он не влияет на синтез проста­циклина и поэтому не усиливает тромбообразование.

Химический элемент селен весьма значим для химиопрофилактики. Близкий к сере, он содержится в почве, откуда попадает в растения и затем к человеку, для которого он является важным микроэле­ментом. В форме аминокислоты селеноцистеина он входит в состав глютатионпероксидазы, являющейся значимым ферментом системы антиоксидантной защиты организма. Эпидемиологические исследования установили, что в регионах с низким содержанием селена в почве регист­рируется более высокая онкологическая заболеваемость по сравнению с областями с высоким содержанием ми­нерала. Уровень селена в крови раковых больных, как правило, существенно ниже содержания селена в крови здоровых людей. Экспериментами in vitro и in vivo пока­зана способность селена предупреждать химический и вирусный канцерогенез, ингибировать рост опухолей. Однако, следует отметить, что бесконтрольное приме­нение селена ассоциировало с увеличением риска раз­вития сахарного диабета 2-го типа.

Метформин. Применение метформина и мелатонина значительно уменьшает множественность и размеры опухолевых узлов кожи, индуцируемых бензпиреном у мышей. Совместное их воздействие увеличивает латентный период развития опухолей мягких тканей и выживаемость опухоленосителей.

Анализ множества научных работ (обсервационные исследования и рандомизированные контролируемые клинические испытания), отобранных из более 100 потенциально релевантных исследований, проведенных в Северной Америке и Европе с общим количеством участников более 900 тыс. мужчин позволил ученым сделать следующие выводы.

  1. Метформин достоверно снижает риск развития РПЖ. Согласно результатам относительное снижение риска составило 9% (относительный риск (ОР) 0,91; 95% доверительный интервал (ДИ) 0,85–0,97)
  2. Метформин также снижает риск рецидива после терапии РПЖ. Относительное снижение риска в этом случае было даже более существенным, чем при первичной профилактике (ОР 0,81; 95% ДИ 0,68–0,98).

Таким образом, химиопрофилактика имеет полное право на существование, однако, достаточно доказанным считается пока только эффект от применения антиэстрогенов в профилактике рака молочной железы. Поэтому, учитывая неослабевающий интерес к этому направлению, исследования продолжаются.

Медико-генетическая профилактика

Фактически, рак можно отнести к генетическим заболеваниям, когда, вследствие различных факторов, происходит нарушение регуляции работы клетки согласно заложенной в ДНК программе и переход ее к неконтролируемому делению. Такие нарушения могут возникать вследствие мутаций в течение жизни в определенной группе клеток локально либо затрагивать половые клетки и передаваться по наследству. 

Так как переданные по наследству мутации начинают проявляться в организме сразу после рождения, то, чаще, наследственные раки возникают в более молодом возрасте.

Предметом медико-генетической консультации является выявление и консультирование семей и лиц с наследственными опухолевыми и предопухолевыми заболеваниями и организация мероприятий по снижению опасности возникновения опухолей. Проводится в виде консультации с построением генеалогического дерева и выявлением наследственных рисков онкозаболеваний. Также, при необходимости, проводится  цитогенетический и молекулярно-цитогенетический анализ либо другие методы исследований (ПЦР, секвенирование ДНК), направленные на выявление хромосомных аномалий (перестроек, аберраций), генетических мутаций. 

Одним из наиболее часто определяемых генетических факторов риска является исследование мутаций генов BRCA1 и BRCA2, значительно повышающих риск развития рака молочной железы и рака яичников. Также существуют мутации, ассоциированные с другими онкологическими заболеваниями. 

Как правило, таким людям рекомендуется избегать контактов с любыми канцерогенами, вести здоровый образ жизни и  периодически, в зависимости от выявленных рисков, проводить скрининговые мероприятия по раннему выявлению патологических процессов с целью отслеживания возникновения опухоли на ранней стадии и увеличения вероятности выздоровления и выживания.

В некоторых странах этика и деонтология медицины заключается в том, чтобы информацию о состоянии здоровья пациента, особенно, в онкологии, держать в тайне, сообщая только сведения, требующиеся для срочного принятия решения, поскольку, не стоит знать человеку то, что принесет ему больше вреда, чем пользы. Такой подход ограничения доступа к информации о собственном здоровье не способствует развитию скрининговых программ и полноценной честной диспансеризации, что, в свою очередь, могло бы позволить человеку узнавать об имеющихся у него унаследованных мутациях и предотвращать развитие конкретных заболевания, прежде всего, онкологических, риск возникновения которых конкретно у него достаточно велик.

На сегодня все больше людей склоняются к тому, что право на знание о собственном здоровье принадлежит людям, а не медицинскому сообществу. Именно это позволяет человеку взять на себя ответственность за собственную жизнь и здоровье, поскольку именно ему они нужны в большей степени, нежели государству.

Необходимо иметь в виду, что накопление мутаций в клетках с возникновением опухоли не прекращается, поэтому онконастороженность должна соблюдаться всю жизнь, а при выявлении рецидива пролеченной опухоли необходимо проведение молекулярно-генетического контроля опухоли с, возможно, коррекцией применяемого лечения.

 

Иммунобиологическая и вакцинопрофилактика

Выявление лиц с нарушениями иммунного статуса, способствующими возникновению опухолей, проведение мероприятий по их коррекции, защите от возможных канцерогенных воздействий. Здесь же мы можем говорить о явлениях хронического воспаления в организме, вызванного как экзогенными факторами с формированием очагов хронической инфекции, так и возникших вследствие, например, аутоиммунных реакций либо эндогенного воспаления.

Множество случаев рака непосредственно связаны с вирусными или бактериальными инфекциями (например, вирус папилломы человека, HPV, является необходимым фактором в развитии рака шейки матки; хеликобактер пилори (Helicobacter pylori) является инициатором и промотором для рака желудка). Успехи в исследовании вакцинации привели к появлению вакцин против HPV, которые сейчас доступны. Если бы эти вакцины широко использовались бы, можно было бы предотвратить почти весь рак шейки матки.

Эндокринно-возрастная профилактика

Выявление дисгормональных состояний, а также возрастных нарушений гомеостаза, способствующих возникновению и развитию опухолей, и их коррекция. Занимаются этой проблемой эндокринологи и врачи иных специальностей.

Можно отметить, что у всех этих рекомендаций, в большинстве случаев, также есть потенциал уменьшения вероятности возникновения и/или тяжести протекания других хронических заболеваний, включая сердечно-сосудистые, артериальную гипертензию, инсульт и диабет.


Обзор подготовил Александр Цовма

Перепечатка разрешена при сохранении активных ссылок на источни

 

Добавить комментарий