Биология старения. Обзор за июнь 2019.

В данном разделе мы рассматриваем открытия в области различных процессов старения, а также прогресс в развитии методов воздействия на них с целью радикального продления жизни человека. 

Мы фокусируемся на фундаментальных исследованиях, посвященных механизмам старения, обозреваем успехи применения потенциальных антиэйджинговых терапий и технологий на модельных организмах и человеке, следим за деятельностью сообществ и компаний, целью которых является замедлить старение и продлить продолжительность жизни человека. Нас также интересуют методы профилактики и поворота вспять биологического старения, что напрямую связано с предотвращением развития возраст-зависимых заболеваний.


Сенесценция: как сенесцентные клетки избегают удаления, “обманывая” иммунную систему.

Удаление сенесцентных клеток является обнадеживающим методом борьбы с разного рода ВЗЗ. Однако, специфичность известных сенолитиков на данный момент под вопросом – непонятно, воздействуют ли они только на сенесцентные клетки и на клетки каких именно органов/тканей. Более полное понимание механизмов накопления сенесцентных клеток с возрастом и разработка методов манипуляции ими должны приблизить нас к получению эффективных способов борьбы с сенесценцией. В новом исследовании ученые разбирались, как сенесцентным клеткам удается избежать удаления иммунными клетками. 

Известно, что клетки иммунной системы распознают и удаляют сенесцентные клетки. Было показано, что, сенесцентные клетки становятся иммуногенными, экспрессируя такие лиганды как MICA/B, которые присоединяются к активирующим рецепторам NKG2D иммунных клеток, тем самым активируя натуральных киллеров. Сенесцентные клетки также секретируют цитокины, которые дают сигнал иммунным клеткам очистить ткань от первых. С возрастом, однако, сенесцентных клеток накапливается всё больше, по-видимому, отчасти из-за нарушения функционирования иммунной системы (иммунносенесценция). Другим механизмом может быть изменения в экспрессии белков главного комплекса гистосовместимости (MHC) самими сенесцентными клетками, что приводит к отсутствию их распознавания клетками иммунной системы.

Действительно, в своем новом исследовании ученые показали, что как в культуре (на примере вызванной разными способами сенесценции) так и в сенесцентных дермальных фибробластах, взятых у пожилых пациентов, наблюдается повышенная экспрессии гена HLA-E (член неклассического MHC-класса Ib). В результате ряда экспериментов было показано, что повышенная экспрессия HLA-E вызвана цитокинами, входящими в SASP, в частности IL-6 и другими факторами, регулируемыми p38. Также было показано, что старение ассоциируется с экспансией CD8+ Т-лимфоцитов, экспрессирующих NKG2A – ингибирующим рецептором-мишенью HLA-E. В результате же взаимодействия HLA-E с NKG2A рецептором натуральных киллеров и CD8+ Т-лимфоцитов нарушается иммунный ответ, и сенесцентные клетки не удаляются. А блокировка взаимодействия между HLA-E и NKG2A с помощью siRNA (ингибирующей экспрессию HLA-E) или антитела (блокирующего NKG2A) усиливает иммунный ответ. Таком образом, блокировка взаимодействия HLA-E с NKG2A может оказаться успешной стратегией для улучшения очистки сенесцентных клеток за счет усиления иммунного ответа. Важно, что антитела, блокирующие NKG2A и известные под названием Монализумаб, находятся на стадии клинических испытаний для борьбы с раком. Такие препараты, особенно в комбинации с сенолитиками и сеностатиками, могут стать успешной анти-эйджинговой терапией.      

Научная статья


Сенесценция: биоактивные компоненты, борющиеся с сенесценцией путем воздействия на MAPK.  

В недавно опубликованном обзоре авторы сосредоточились на митоген-активируемых протеинкиназах (MAPK) – ферментах, играющих важную роль в старении, и биоактивных компонентах натурального происхождения, способных на них воздействовать. 

Киназы – ферменты, которые фосфорилируют белки, тем самым регулируя их активность и запуская множество клеточных процессов. Сигнальные пути с участием MAPK ассоциированы с важными биологическими процессами, такими как пролиферация, дифференциация, апоптоз и ответ на стресс. Существуют данные о том, что дисрегуляция MAPK связана с воспалением, а старение характеризуется хроническим воспалением. По всей видимости, чрезмерная активация MAPK с возрастом усугубляет воспаление и сенесценцию. Однако, разные MAPK ферменты стимулируют разные маркеры сенесценции. Поэтому в своем обзоре исследователи описывают разные сигнальные пути с участием MAPK и рассматривают компоненты, способные воздействовать на них. 

К первому относится уже известный нам р38 MAPK путь, ассоциированный с оксидативным стрессом и воспалением. Его активность повышается с возрастом, что может привести к сенесценции в том числе иммунных клеток, например, Т-лимфоцитов.

Второй сигнальный путь известен как JNK MAPK (Jun-амино-терминальная киназа), который также играет ключевую роль в оксидативном стрессе и воспалении. Активация JNK повышена, например, в мышечной ткани старых мышей при саркопении, а инъекции тестостерона (также как и физические упражнения) снижают уровень JNK и улучшают состояние мышц.   

Еще одним путем, рассмотренным авторами и играющем важную роль в воспалении и оксидативном стрессе, является ERK MAPK (киназа, регулируемая внеклеточными сигналами). Его активность также повышена при старении. Есть данные об ингибировании ERK активности AMPK (АМФ-активируемая протеинкиназа), обладающей анти-эйждинговыми свойствами за счет модуляции путей FOXO, mTOR и SIRT1. Также была показана способность ERK вызывать сенесценцию. Понизить активность ERK (а соответственно и оксидативный стресс) удалось на модели мушки Дрозофилы с применением клюквы. 

В целом известен ряд биоактивных компонентов натурального происхождения, моделирующих активность MAPK. Их воздействие на ERK, JNK и p38 различается и зависит от типа клеток, повреждения и модельного организма. В финальный список обзора попали следующие компоненты, регулирующие (в основном ингибирующие) MAPK и обладающие противосенесцентными свойствами: акацетин (содержится в акации, семенах сафлора), байкалеин (содержится в шлемнике байкальском), хлорогеновая кислота (основной полифенол в составе зёрн кофе), галлат эпигаллокатехина (содержится в зеленом и черном чае), уже известные сенолитики физетин (клубника, яблоки, хурма) и кверцетин (красный виноград, цитрусовые фрукты, зеленолистные овощи, ряд ягод), галловая кислота и её производные (чайные листья, дубовая кора), генистеин (соевые бобы и другие соевые продукты, например, тофу), ресвератрол (красный виноград), триптолид (Триптеригиум Вильфорда). В заключение авторы признаются, что на данный момент накоплено недостаточное количество экспериментальных данных с применением этих компонентов на млекопитающих. Однако, их способность ингибировать активность MAPK и увеличивать ПЖ модельным организмам может послужить основой для разработки их синтетических аналогов для борьбы с ВЗЗ и старением. 

Научная статья


Сенесценция: регуляция транскрипционным фактором Slug. 

Истощение пула стволовых клеток – одна из отличительных черт старения. Предшественниками клеток мышц являются сателлитные клетки, экспрессирующие Pax-7, – это популяция стволовых клеток ответственная за рост, поддержку и регенерацию мышц. Сенесценция сателлитных клеток приводит к истощению стволовых клеток мышц и ведет к саркопении. Отличительной чертой сенесцентных клеток является экспрессия р16, но механизмы её регуляции до сих пор не были известны. В новом исследовании ученые выяснили, что транскрипционный фактор (ТФ) с доменом типа “цинковые пальцы” Slug семейства Slug/Snail выступает как репрессор р16 (и сенесценции) в сателлитных клетках.    

Сначала ученые показали, что нокаут Slug нарушает способность мышц мышей регенерировать после повторной травмы. Далее было показано, что этот белок по большей части экспрессируется именно в сателлитных клетках, а нокаут Slug исключительно в них также приводит к нарушению регенеративной способности мышц. Это объясняется неспособностью сателлитных клеток с отсутвием Slug само-обновляться, т.е. поддерживать пул стволовых клеток мышц. Анализ экспрессии генов мышей с нокаутом Slug показал, что в результате делеции этого гена нарушается экспрессия генов транскрипционной регуляции, а также генов, участвующих в клеточной пролиферации и дифференциации клеток мышечной ткани. Самым высоко экспрессируемых же геном оказался р16. Далее ученые показали, что уровень белка р16 высок в активированных сателлитных клетках мышей с нокаутом Slug, что, по-видимому, вызывает их сенесценцию. Делеция р16 у мышей с нокаутом Slug восстанавливает способность сателлитных клеток самообновляться, также как и повышенная экспрессия Slug в культуре старых сателлитных клеткок (с повышенной экспрессией р16). Учитывая, что с возрастом у мышей наблюдается снижение уровня Slug, его пополнение может стать эффективным методом восстановления пула стволовых клеток мышц. В контексте клеток человека важно отметить, что на культуре клеток уже была показана связь между отсутствием Slug и повышенной экспрессией р16 (и наоборот – дополнительная копия Slug ведет к пониженной экспрессии р16). Дальнейшие исследования на старых мышах прояснят, смогут ли молекулы-индукторы Slug справиться с возраст-ассоциированным нарушением функции стволовых клеток мышц.            

Научная статья

Новостная статья


Сенесценция: сокращение употребляемого метионина для борьбы с сенесценцией.

Метионин – незаменимая аминокислота, содержащаяся в основном в продуктах животного происхождения, а также в некоторых орехах, семенах и зерновых. Ранее было показано, что, сокращая потребление метионина (methionine restriction – MR), можно увеличить ПЖ мышей. Механизмы, стоящие за этим эффектом, однако, не до конца понятны. В новом исследовании ученые решили проверить эффект длительной MR диеты на выживаемость мышей, сенесценцию клеток почек, и механизмы ответственные за отсрочку старения при следовании MR. 

В первом ряде экспериментов мыши были разделены на две группы: одна группа следовала MR диете (содержащей 0,15% метионина), начиная с трехмесячного возраста, другая – стандартной диете (с содержанием метионина 0,86%) на протяжении всей жизни. Было показано, что мыши группы MR жили дольше (к ~70 неделе почти все мыши контрольный группы умерли, а в экспериментальной – только ~ 50%). 

Далее для оценки влияния диеты MR на сенесценцию клеток почек были использованы группа мышей, следовавших диете MR, начиная с 20-месячного возраста, и контрольная группа на обычной диете. У животных этих групп были взяты образцы крови и ткани почек спустя 2 месяца после начала эксперимента. Анализ крови показал, что уровень сахара и холестерина был понижен у группы MR. В ткани почек наблюдался пониженный уровень маркеров сенесценции р16, р21 и р53. Для оценки воздействия MR на SASP в клетках почек был оценен уровень белков IL-6 и IL-1β – их концентрация также была ниже в группе MR.

Метионин – важнейший источник сероводорода (H2S), а для синтеза эндогенного сероводорода необходим фермент CGL. Оценка уровня H2S в плазме и экспрессии CGL в почках показала, что концентрация обеих молекул повышена у мышей MR. Ранее мы уже писали о противосенесцентных свойствах H2S. Данные этого исследования на мышах, подтвержденные дополнительными экспериментами на культуре клеток почек крыс и человека, также говорят о благоприятном воздействии H2S для борьбы с сенесценцией. В дополнение к этому, MR повышает и понижает фосфориляцию AMPK и mTOR соответственно – пути, играющие важную роль в сенесценции и старении в целом. 

Таким образом, диета с сокращением метионина продлевает жизнь мышам без каких-либо побочных эффектов, улучшает сахарный и липидный профайл, снижает уровень сенесценции клеток почек путем повешения концентрации H2S, активации AMPK и подавления mTOR.             

Научная статья


Сенесценция: результаты завершенной I фазы клинического исследования препарата UBX0101 компании Unity Biotechnology.

Спустя год после запуска исследования компания опубликовала результаты применения сенолитика-ингибитора взаимодействия p53 с MDM2 известного под названием UBX0101 (подробнее здесь) у пациентов, страдающих остеоартритом коленного сустава. Было показано, что препарат безопасен и хорошо переносится в разных дозах (от 0,1 мг до 4 мг). Одноразового приема препарата было достаточно для улучшения некоторых клинических показателей, таких как боль и функциональность, а также модуляции SASP (матричные металлопротеиназы, цитокины). Напомним, что исследования состояло из 2-х фаз: в первой оценивалась безопасность и переносимость шести разных доз препарата, а во второй – только самой высокой дозы в 4 мг. Фармакологическая активность UBX0101 наблюдалась, начиная с дозы 1 мг и выше. В целом анализ биомаркеров сенесценции показал, что препарат эффективен в удалении сенесцентных клеток. Таким образом, UBX0101 обладает потенциалом, и Unity, вероятно, запустит следующую фазу клинических исследований. Стоит оговориться, однако, что улучшение в функциональности и боли пациентов не достигло статистически значимых значений, поэтому компания может выбрать вариант повторного проведения I фазы исследования. Будем следить за развитием событий.          

Источник   

Новостная статья


Клетки стареют по-разному: результаты анализа протеома и транскриптома клеток разных тканей и органов грызунов. 

Известно, что продолжительность жизни клеток разных тканей отличается. Например, для клеток эпителия кишечника – это 3-4 дня, а нейроны и кардиомиоциты живут десятилетиями, часто также долго как и организм. Похожий паттерн наблюдается и у белков – некоторые из них “живут” часы, а некоторые дни или даже годы. К классу долгоживущих белков (LLPs) относятся кристаллины, коллаген и основной белок миелина, а также группа нейрональных LLPs, локализованных в ядерных порах и хроматине. Авторы недавно опубликованной статьи обращают внимание на то, что нейрональные LLPs играют важную роль в регуляторных процессах, ответственных за экспрессию генов, соответственно нарушение их функций с возрастом приводит к клеточному старению. Ранее эта же группа ученых разработала метод маркировки LLPs с помощью стабильных изотопов азота 15N в сочетании с количественной масс спектрометрией. Этот метод, однако, не дает информации о пространственной распространенности LLPs и видах клеток их содержащих. В новом исследовании они дополнили эту технику методом имиджинга сканирующей электронной микроскопии и мульти-изотопной масс спектрометрией (MIMS-EM). В итоге ученым удалось визуализировать и измерить оборот белков и клеток мозга, печени и поджелудочной железы молодых и старых крыс. Таким образом они определили разницу в скорости старения не только клеток разных органов, но и внутри них. 

Было показано, что нейроны и кардиомиоциты не единственные клетки с высокой ПЖ. Несмотря на то, что наблюдалась значительная вариативность в ПЖ клеток печени и поджелудочной железы взрослых мышей, многие из них оказались ровесниками нейронов. Например, была обнаружена группа бета клеток поджелудочной железы такого же возраста, что и кортикальные нейроны. Многие клетки печени (гепатоциты, клетки желчного протока и звездчатые клетки печени) также оказались долгожителями в противовес тому, что предполагалось ранее ввиду регенеративной способности печени. Возраст эндотелиальные клетки сосудов оказался разным в зависимости от ткани – они активно обновляются в печени, но ситуация противоположна в мозге. В целом авторы делают выводы о возрастном мозаицизме клеток (по аналогии с генетическим мозаицизмом, когда в организме присутствуют популяции клеток разного генотипа), который также наблюдается и на молекулярном уровне – в клетках присутствуют белки с сильно различающейся ПЖ. Эти данные меняют представление о старении тканей и клеток – в одной и той же ткани присутствуют клетки разного возраста, а клетки одного типа демонстрируют разную скорость оборота в зависимости от ткани, в которой они находятся. Такие выводы могут повлиять на разработку и применение анти-эйджинговых интервенций, ведь точечное, специфично направленное и своевременное лечение будет определяться темпом старения определенных клеток.            

Научная статья

Новостная статья


В еще одном исследовании, результаты которого были опубликованы в виде препринта в начале июня, ученые оценили разницу в скорости старения различных органов мышей. Для этого они измерили концентрацию белков в плазме и провели секвенирование РНК 17 органов мышей. Образцы для анализы были взяты у мышей 10 разных возрастов. Анализ дифференциальной экспрессии генов (DEGs) показал, что несмотря на отсутствие значительной разницы между соседними возрастами (например, 12 и 15 месяцев), после 3-месячного возраста число DEGs значительно повышается в большинстве органов. В то же время некоторые органы, например, поджелудочная железа и костный мозг, не демонстрируют подобного тренда. В целом основной возрастной профиль экспрессии генов формируется в 6-месячному возрасту. Исключением является селезенка, характеризуемая большим количеством DEGs уже в начале жизни мышей. Некоторые органы характеризуются значительным изменением DEGs только в старом возрасте, например, тонкий кишечник и жировая ткань брыжейки (складка, прикрепляющая внутренние органы брюшной полости к стенке последней). 

Авторы также обнаружили разницу в изменении экспрессии генов в зависимости от пола мышей, особенно в подкожной и гонадной жировой ткани, печени и почках, что, вероятно, связано с разницей в метаболизме жира, регуляции половых гормонов и почечной гемодинамике. Важно, что возраст-специфичная экспрессия генов разных органов почти отсутствует и уступает орган-специфичной экспрессии. Это может говорить об универсальности молекулярных путей старения, что указывает на потенциальную успешность интервенций, нацеленных на одни и те же пути для омоложения разных органов. Примерами таких групп генов являются гены путей иммунного ответа и регуляции циркадных ритмов. К генам, экспрессия которых изменяется с возрастом, также относятся гены отличительных черт старения, т.е. воспаления, митохондриальной дисфункции, потере протеостаза. 

Ученые также обнаружили, какие органы вносят наибольший вклад в старение путем коррелирования возрастных траекторий уровней белков в плазме с траекториями экспрессии генов. Такими оказались белки почек, селезенки, мозга, мышц и жировой ткани. Всего 25 белков коррелировали с экспрессией соответствующих генов по крайней мере в одном органе, а уникальных пар белок в плазме/орган было обнаружено 35 (например структурный белок астроцитов Gfap и мозг). Из 25 белков плазмы большую часть составили белки, ассоциированные с внеклеточным матриксом.

Таким образом, это первое в своем роде исследование прогрессии старения всех основных органов млекопитающего. Проведенный анализ поможет определить, когда и в каких тканях/органах необходимо применить ту или иную интервенцию.                        

Научная статья


Митохондрии: положительные результаты I фазы клинического исследования с применением уролитина А у пожилых испытуемых.

Уролитин А (UA) – метаболит, получаемый путем трансформации эллагитанинов (полифенолов, содержащихся в большом количестве в гранате, некоторых ягодах и орехах) бактериями, населяющими наш кишечник. Ранее на животных моделях было показано, что употребление уролитина А улучшает митохондриальную функцию и увеличивает ПЖ. 

В июне были опубликованы результаты I фазы клинического исследования безопасности, биоактивности и воздействия на ключевые биомаркеры здоровья митохондрий уролитина А у здоровых людей в возрасте от 62 до 85 лет, ведущих сидячий образ жизни. Изначально на трех когортах (1,2 и 3) по 8 человек в каждой (экспериментальная группа+контроль) была оценена безопасность различных доз UA – 260 мг, 500 мг, 1000 мг, применяемых в виде капсул. Далее после 3-недельного перерыва когорта 1 получила самую высокую из проверямых доз – 2000 мг (капсулы), а когорта 2 и 3 – 500 мг и 1000 мг (в составе высокопротеинового йогурта для проверки воздействия еды на биоактивность UA) соответственно. Вторая часть исследования состояла из 36 испытуемых, разделенных на когорты 1,2,3 и принимающих 250 мг, 500 мг или 1000 мг соответственно на протяжении 4 недель. Далее у испытуемых были взяты образцы мышечной ткани для оценки концентрации митохондриальной ДНК и анализа экспрессии генов, а также образцы крови для оценки биомаркеров митохондриальной функции. 

В итоге была подтверждена безопасность всех применяемых доз, также как и биодоступность вне зависимости от формулировки препарата (в составе капсулы или йогурта). Оценка биомаркеров митохондриального здоровья показал, что значительных изменений в уровне биомаркеров удалось достичь с применением 500 мг и 1000мг UA на протяжении 28 дней. Соответственно дальнейший анализ сосредоточился на образцах испытуемых когорты 2 и 3 второй части исследования. Среди выявленных положительных эффектов UA на функционирование митохондрий были показаны следующие: улучшенный профиль оксидации жирных кислот (чего также можно добиться путем 10-недельной аэробной физической нагрузки), повышенная экспрессия митохондриальных генов (повышенный митохондриальный биогенез) и генов аутофагии/митофагии (предотвращение аккумуляции плохо функционирующих митохондрий). 

Таким образом, эффект применения UA похож на эффект, достигаемый физическими упражнениями. Возможно, сочетание этих двух интервенций окажет синергетическое воздействие, улучшая митохондриальную функцию сильнее, чем каждая из них по-отдельности. Важно отметить, что ввиду разнообразия микробиома некоторые люди получат большую пользу от употребления продуктов, содержащих эллагитанины, чем другие. Для последних актуальным было бы применение UA без необходимости полагаться на процесс конвертации элланитанинов в UA с помощью бактерий.         

Научная статья

Новостная статья

Новостная статья


Митохондрии: результаты III фазы клинических исследований препарата GS010 компании Gensight Biologics.

GS010 – препарат, разработанный для лечения наследственной оптической нейропатии Лебера (LHON). Это наследственное заболевание, чаще всего вызванное мутацией в гене ND4 и приводящее к потере центрального зрения. ND4 – митохондриальный ген, а GS010 – вирусный вектор AAV4, кодирующий “правильный” белок (без мутации), который обеспечивает аллотопическую экспрессию ND4, далее направляя матричную РНК к мембране митохондрии с помощью направляющей последовательности (Mitochondrial Targeting Sequence). В контексте старения успех данного препарата означал бы успешность применения метода аллотопической экспрессии митохондриальных генов (подробнее о ней здесь), а, значит, прогресс в борьбе с митохондриальной дисфункцией.

В ходе III фазы клинического исследования GS010 37 испытуемых, у которых потеря зрения началась за 6-12 месяцев до начала исследования, получили одну инъекцию препарата в глаз. Далее их наблюдали в течение двух лет. В качестве контроля выступил глаз, не получивший лечения. По окончанию исследования, не было замечено значительной разницы между экспериментальным и контрольным глазом. Однако, провал исследования объявлять рано, ведь зрение испытуемых значительно улучшилось в обоих глазах. Представители компании признаются, что контроль для этого исследования был подобран не совсем корректно – в качестве контрольной группы должны были выступить испытуемые, не получавшие лекарства. Однако, на такой контроль не согласились регуляторные органы Европы, т.к. для сохранения зрения у пациентов с LHON терапия должна быть предоставлена как только зрение начало падать, а ввиду того, что GS010 – единственное лекарство, показавшее успех в лечении заболевания в предыдущих исследованиях, было бы негуманно лишить пациентов этой терапии. В то же время FDA готово одобрить исследование с “настоящей” контрольной группой, и, возможно, оно будет запущено после переговоров с FDA этим летом. В целом, GS010 доказало себя как безопасное и эффективное средство для лечения LHON, что не может не радовать.         

Источник

Новостная статья


NAD+: связь с сенесценцией и восполнение с помощью упражнений. 

В последнее время всё больше внимания уделяется молекуле NAD+ и потенциале её предшественников как анти-возрастных средств (подробнее здесь и здесь). Недавно, например, был показан успех доставки eNAMPT в составе внеклеточных везикул для улучшения физической активности и увеличения ПЖ мышей. Однако, прежде, чем принимать соответствующие добавки (ведь с возрастом уровень NAD+ снижается), необходимо разобраться в целесообразности данного подхода, выявив непосредственную причину снижения уровня этого кофермента с возрастом. В недавно опубликованной статье авторы сосредоточились на развенчании связи между сенесценцией и снижением уровня NAD+. Согласно их выводам, основанных на данных накапливающихся исследований, пониженный уровень NAD+ подавляет SASP фенотип, и наоборот – повышая уровень NAD+ путем использования добавок или генетической манипуляции, ухудшаем SASP. Авторы также упоминают, что сенесценция приводит к повышенной экспрессии CD38 – ключевого модулятора уровня NAD+. Таким образом, сенесценция, вероятно, является причиной пониженного NAD+, а применение сенолитиков может оказаться единственной необходимой мерой как для удаления сенесцентных клеток, так и восстановления концентрации NAD+ без дополнительного приема его предшественников. Это, в свою очередь, может оказать положительный эффект и на другие процессы, нарушение которых наблюдается с возрастом, т.к. NAD+ критически важен для поддержания митохондриальной функции, аутофагии, протеостаза и др.       

Научная статья

Новостная статья


Вместо траты денег на добавки-предшественники NAD+ с сомнительным результатом, стоит присмотреться к аэробной физической нагрузке и упражнениям с сопротивлением как к эффективному способу повышения уровня NAD+ и фермента NAMPT, задающего темп конвертации NAM в NAD+, по крайней мере в скелетных мышцах. Такой подход оказался эффективным в исследовании с участием 57 испытуемых в возрасте от 18 до 84 лет, у которых были взяты образцы ткани скелетных мышц до и после исследования. 43 испытуемых (21 молодых в возрасте младше 35 лет и 22 пожилых в возрасте старше 55 лет) прошли программу, состоящую из 12 недель упражнений. Аэробные нагрузки состояли из упражнений на беговой дорожке, вело- или эллиптическом тренажере 3-4 раза в неделю в целом 180 минут в неделю, а упражнения с сопротивлением включали тренировки на мышцы верхней и нижней части тела в течение ~45 минут за сессию 3 раза в неделю. 

В итоге было показано, что аэробные упражнения повысили уровень NAMPT в скелетных мышцах на ~12% у молодых и на ~28% у пожилых испытуемых. В то же время упражнения с сопротивлением также оказались эффективными для повышения уровня NAMPT – ~25% у молодых и ~30% у пожилых испытуемых. По результату анализа биопсий жировой ткани испытуемых, прошедших программу HIIT на велоэргометре 3 раза в неделю на протяжении 6 недель, однако, не было достигнуто повышение уровня NAMPT.

Таким образом, физические упражнения способны не только увеличить уровень NAMPT скелетных мышц как у молодых, так и у пожилых людей, но и восстановить его уровень у людей, старше 55 до уровня 35-летних. Важно, что уровень NAMPT отрицательно коррелирует с возрастом, индексом массы тела (BMI) и процентом жира. Соответственно, это исследование еще раз доказывает о важности физических упражнений для предотвращения возраст-ассоциированных нарушений функций скелетных мышц.       

Научная статья

Новостная статья


Автор обзора: Лариса Шелоухова

Перепечатка разрешается при сохранении ссылки на источник публикации

 

Добавить комментарий